"Северный поток — 2": поляки опять помогли России и подвели Украину

"Северный поток — 2": поляки опять помогли России и подвели Украину
Вчера Дания одобрила строительство газопровода «Северный поток — 2». Теперь препятствий для завершения проекта нет. В чем же была заминка и успеет ли это событие помочь нам в газовом торге с Украиной? Разберемся.Балтийское море — относительно узкое, поэтому трубопроводы там в любом случае будут лежать либо в территориальных водах (примерно 22-километровая зона), либо в исключительной экономической зоне (около 370 километров от территориальных вод) одной из прибрежных стран. Напомним: первоначальный вариант маршрута через Данию предполагал, что газопровод будет проходить именно через ее территориальные воды (как и первый «Северный поток»). Но разрешения на такой маршрут Копенгаген не давал, процесс затягивался, и в результате этот вариант участниками проекта был отозван и заменен на предложение прокладки трубы в исключительной экономической зоне Дании. Разница принципиальна. Здесь, в отличие от территориальных вод, согласно Конвенции по морскому праву, страна не может просто взять и отказать в прокладке газопровода. Тем не менее рассмотрение экологических рисков и других факторов никто не отменял. Тем более что альтернативных маршрутов в результате оказалось два. Словом, Дания тянула время, не отказывала, но и не продвигалась в своем решении. И вот оно принято, газопровод пройдет практически по границе территориальных вод, к югу от острова Борнхольм.При этом с самого начала было понятно, что газопровод «Северный поток — 2» будет построен. Слишком много уже инвестировано средств, в том числе и западными партнерами «Газпрома». Слишком нелишним будет дополнительный газовый коридор в нынешних реалиях, когда сколь-нибудь масштабные инвестиции хотя бы в ремонт украинской газотранспортной системы отсутствуют.Зачем же с разрешением тянули раньше и почему согласились сейчас? Здесь мы ненадолго вступаем в область версий. По всей видимости, отсутствие прогресса в строительстве газопровода «Северный поток — 2» в Европе рассматривалось как возможность давления на «Газпром» с тем, чтобы условия по новым транзитным договоренностям с Киевом (а эти договоренности — в той или иной степени — все равно будут нужны, вопрос только в объемах данного транзита) оказались максимально выгодны и комфортны для Украины.Почему согласились сейчас? Сказать сложно. Может быть, появилось понимание, что собственная энергетическая безопасность важнее. Возможно, свою роль сыграло отношение нынешнего американского руководства и к Украине, и к самой Европе, что изменило традиционные взаимосвязи в треугольниках США — ЕС — Украина и США — ЕС — Россия.Кроме того, здесь есть еще одно обстоятельство. В настоящее время Варшава планирует строительство газопровода Baltic Pipe, который будет доставлять в Польшу норвежский газ. Последний участок этого газопровода будет начинаться как раз в Дании и идти в Польшу. Как нетрудно заметить при взгляде на карту, он будет пересекать наши «Северный поток» и «Северный поток — 2». И без урегулирования ситуации с российским газопроводом начало строительства трубы в Польшу не имело бы смысла. При этом Варшава хотела бы завершить проект к 2022 году (окончание контракта с «Газпромом»), то есть времени остается не так много. (В скобках отметим, что общий объем норвежского газового экспорта не вырастет, а будет лишь его перераспределение в сторону Польши за счет других европейских импортеров, поэтому на суммарный спрос на российский газ в ЕС эта труба никак не повлияет.)Таким образом, «антироссийский» польский газопровод косвенно помогает «Газпрому» быстрее построить «Северный поток — 2».Успеют ли достроить «Северный поток — 2» до окончания действующего транзитного контракта (31 декабря 2019 года)? Рискнем предположить, что нет. Ранее руководство «Газпрома» сообщало, что газопровод готов более чем на 80%, а оставшийся участок можно завершить за пять недель. Но остается всего два месяца, а ведь есть еще какие-то организационные вопросы. И, разумеется, остаются пуско-наладочные работы, заполнение трубы газом, постепенный выход на проектную мощность. Словом, если и удастся достроить газопровод в срок, то это будет хоть и знаковое, но формальное событие, а не готовый к транспортировке в обход Украины маршрут.Кроме того, нужно посмотреть, на какой стадии находится строительство сухопутного продолжения «Северного потока — 2» по территории Германии (газопровод EUGAL). Ранее сообщалось, что к 1 января 2020 года, вне зависимости от успехов «Северного потока — 2», только одна из двух ниток этого продолжения будет достроена.Несмотря на все это, разрешение на строительство «Северного потока — 2» появилось очень вовремя. Именно потому, что, повторимся, это значительно усиливает переговорные позиции «Газпрома» в торге с «Нафтогазом». Тем более что российская монополия может согласиться практически на любые разумные ценовые условия (на коротком интервале это не так уж и важно), лишь бы заключить контракт сроком не больше чем на один год. В этих обстоятельствах требования «Нафтогаза» (только долгосрочный контракт) будут диссонировать с новыми общеевропейскими практиками. Перекрытие вентиля пока стоит рассматривать как маловероятный сценарий. Нужно ли ссориться и с Европой в отсутствие былой поддержки из-за океана? Одновременно нужно понимать, что газовые отношения России с Украиной имеют право на существование даже при запуске всех транзитных газопроводов. Простой расчет показывает (обращаем внимание — это когда все трубы достроят): 110 миллиардов кубометров в год — мощность двух «Северных потоков», до 38 миллиардов — трубы через Белоруссию и 31,5 миллиарда — две нитки «Турецкого потока», «Голубой поток» — 16 миллиардов. В сумме — 196 миллиардов кубометров. Это на четыре миллиарда меньше «целевого» экспорта в Европу в 200 миллиардов (как было в прошлом году, в этом будет поменьше). Правда, в объемы экспорта в Европу сейчас попадает и газ, который в результате идет на Украину «по реверсу».Но это в случае равномерной загрузки. На деле будут и неравномерности, и ремонтные работы на газопроводах, да и объемы экспорта «Газпром» хотел бы увеличить. Все это потребует сохранения украинского коридора в разумных пределах. Но одно дело — договариваться по транзиту для экспорта дополнительных объемов и другое — когда речь идет о выполнении экспортных контрактов.Сейчас же у нас пока отсутствует сухопутное продолжение по территории Европы второй нитки «Турецкого потока» и не достроен «Северный поток — 2». Это значит, что в 2020 году сокращение объемов транзита через Украину будет незначительным (в первую очередь за счет прямой трубы в Турцию). «Нафтогаз» сможет заработать очередные два миллиарда.Но в целом картина для всех трех готовящихся газопроводных проектов «Газпрома» складывается крайне удачно. На востоке заполнен топливом газопровод «Сила Сибири», по которому уже в декабре первый газ пойдет в Китай. На юге первая нитка «Турецкого потока» будет со следующего года доставлять газ в Турцию в обход Украины. На севере речь идет о нескольких месяцах до завершения СП-2. Биржевые котировки «Газпрома» вчера достигли значений, последний раз зафиксированных в 2008 году.
12:21
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...