Визит без подписи: Зеленский пытается держать религиозный нейтралитет

Визит без подписи: Зеленский пытается держать религиозный нейтралитет

Ценный политический урок на неделе Владимиру Зеленскому преподал Реджеп Эрдоган, который вполне благосклонно принимал украинского президента в Анкаре. Но когда на совместном брифинге Зеленский начал задирать рукава, в очередной раз демонстрируя свои браслеты, турецкий лидер объяснил, почему его это не впечатляет. Проблемы решаются не так. Украинский переводчик при этом то ли не сразу сообразил, как правильно перевести слова президента Турции, то ли сначала пытался их исказить.

«Вы знаете, эти браслеты мне дали родители наших моряков, и я обещал не снимать их до того момента, пока мы их не вернем», — заявил Зеленский.

«Если так каждый раз надевать браслет, то скоро не останется места на руке. Ведь проблемы есть везде — не только в Керченском проливе, но и в Палестине, в Мьянме, во многих частях мира», — ответил Эрдоган.

Особое внимание привлекала та часть визита Зеленского, которая касалась его переговоров с главой Константинополя. Если упрощенно, то интрига была в следующем: Зеленский в религиозном вопросе — это обновленная версия Порошенко или все же нет?

В резиденции константинопольского патриарха дружба с бывшим президентом Украины закончилась — здесь начинают дружить с президентом новоизбранным. Владимир Зеленский приглашен на Фанар, хотя уже не раз давал понять: в вопросах церковных он останется человеком светским. Но эта встреча больше нужна Варфоломею. У Киева перед Стамбулом остался должок — 30 монастырей и храмов, которые Порошенко обещал в обмен на томос. За слова Петра Алексеевича отвечать придется Владимиру Александровичу.

Его встречают колокольным перезвоном. На ступенях греческие иерархи — кланяются. «Я очень рад, что меня пригласили. Очень рад видеть Вас. Этот визит я начинаю не как в гостях, а как дома», — заявил Зеленский.

Приветственное слово Варфоломея — на греческом. Зеленский отвечает по-украински. Каждый обозначает свою позицию: тон разговора задан. «Ваш визит пришелся как раз после того, как церкви Украины был дан томос, и мы просим вас, чтобы она всегда была под вашей защитой», — ответил патриарх Варфоломей.

«Власть не должна вмешиваться в дела церкви, но только если нужна помощь», — сказал Зеленский.

Они больше часа беседуют за закрытыми дверями, потом снова появляются на публике. В патриархии заранее готовили некое соглашение — оно в руках у одного из иерархов, Зеленский и Варфоломей должны подписать его под вспышками фотокамер. Но украинский президент встает в позу. Патриарху остается только позировать.

Соглашение так и не подпишут, текст документа останется в тайне. Патриарх угостит Зеленского обедом и проведет экскурсию по Георгиевской церкви. Порошенко любил заходить в этот храм, теперь для Украины место — знаковое.

6 января 2019 года, в храме Георгия Победоносца Варфоломей подписывает томос, момент торжественный. На службе — кабинет министров Украины почти в полном составе (нет только премьера Гройсмана) и депутаты Верховной рады. Порошенко на пьедестале — то воду пьет, то дремлет. Епифаний на амвоне служит с патриархом, Филарета не пригласили.

Спустя всего 8 месяцев томос подзабудется. Порошенко уже не президент, Филарет уходит в новый раскол. В храме на Фанаре гуляют только туристы.

Варфоломей, очевидно, встречей не совсем доволен, но дипломатично провожает Зеленского на выход. Комментировать этот ритуальный визит ни тот, ни другой не станут. Мы пытаемся задать украинскому президенту вопрос: «Владимир Александрович, зачем вы приезжали на Фанар?»

Порошенко бы наверняка ответил — язвительно, злобно, он не любил российскую прессу. Зеленский, видимо, пока не знает, как себя вести, и старается дистанцироваться. Ему на помощь приходит охрана.

С патриархом Варфоломеем мы сможем поговорить на следующий день — в церкви Святого Пантелеймона. Раз в год он служит здесь на престольный праздник.

— Что вы обсуждали с господином Зеленским?

— Многие вещи. Мы говорили полтора часа.

На шестой этаж по винтовой лестнице патриарх поднимается, опираясь на охранника. Ему уже тяжело. В Стамбуле осталось всего две церкви, где служат для русских эмигрантов на церковно-славянском. Сюда приходят украинцы, белорусы, молдаване.

Здание бывшей гостиницы для паломников, на верхнем этаже домовый храм — здесь и проходят службы. Когда-то прихожане заполняли все этажи, теснились на лестнице. Полной всегда была и соседняя церковь Андрея Первозванного.

Вселенский патриарх Варфоломей, теряющий православные храмы у себя в Стамбуле, протягивает руки к украинской недвижимости. Все церкви ему не нужны — только высокодоходные. Интересны монастыри, лавры. Ради них и был затеян раскол.

«Есть такая пословица: старушка хотела стать девушкой, но не удалось, смерть взяла. Они хотят многое. Этот томос — это филькина грамота, которая дана стамбульским патриархатом», — говорит Павел (Лебедь), митрополит Вышгородский и Чернобыльский, наместник Киево-Печерской лавры.

Монахи Киево-Печерской лавры все также несут послушание, и кажется, что не было тех тревожных ночей, когда националисты осаждали монастырь, а следователи врывались с обысками. «Все эти обыски и все эти провокации ничего не дали, потому что правда на нашей стороне», — говорит иеромонах лавры Симеон.

Украинским раскольникам, на стороне которых правды нет, уже и вместе стало тесно. Епифаний идет против своего покровителя Филарета. Филарет, продвинувший Епифания на стамбульский амвон, обижен. Храмы у него отобрали, денег стало меньше, патриарший куколь заставили снять.

«Я прошу вас, защитите в первую очередь Киевскую патриархию, нашу настоящую независимую Украинскую церковь Киевского патриархата, защитите меня как патриарха», — говорит Филарет. Раскольник просит защиты от раскольника и угрожает ему новым религиозным бунтом. Война идет за деньги, которые теперь через Епифания получает Вселенский патриарх — он обложил раскольнические храмы данью.

«Варфоломей расписал каждому приходу, сколько должны вносить. И говорят, что 25 миллионов они дали. Это на совести Порошенко и Варфоломея », — рассказал митрополит Павел.

Согласия в ПЦУ нет — конфликты. Дела идут не так. Обозленные, они продолжают нападать на Каноническую Православную церковь. Из храма в Новой Мощанице раскольники выгнали настоятеля. Игорь Гнатишин со своей паствой, где сплошь старухи и малые дети, пытался защищаться. Православные из храма ушли, с тех пор служили в доме священника. Летом во дворе поставили палатку, теперь там молятся Богу — за Украину и мир на Украине. Но отцу Игорю до сих пор угрожают. «Одно было условие: убирайтесь из села. Не уберетесь — будем приходить к вам каждую ночь, бить окна, пока вы не попадете в дурдом», — рассказывает отец Игорь.

Они писали заявление в полицию, но реакции не было. СБУ интересуют только священники Канонической Православной церкви. Протоиерея Виктора Земляного на этой неделе вызывали на допрос, его обвиняют в госизмене — он позволил себе дать интервью российскому телеканалу. «Очень дивно звучит, когда у нас храмы захватывают, нас избивают, над нами издеваются, принимаются законы, чтобы уничтожить Украинскую Православную церковь, а разжигаем межрелигиозную войну — мы», — говорит протоиерей.

Эта вражда между людьми и так принесла много беды и горя. Порошенко войну начал, Зеленский подхватил. Он, возможно, пока и не вмешивается, но с молчаливого согласия позволяет.

 

17:19
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...